Как я приласкал девушку своего друга

Когда ваш друг разрывает со своей девушкой, которая очень сексуальна, лучшая вещь которую вы можете сделать, чтобы утешить ее, это пригласить ее к себе в дом и заставить ее чувствовать себя действительно хорошо, особенно, если она девственница.
До сих пор помню тот жаркий день, когда я пропустил мои занятия в колледже. Мои родители были у моей бабушки в другом городе, так что я мог делать все, что хотел. Это было действительно жарко, как в Африке.
Я вдруг услышал стук в мою дверь. Я не хотел вставать, чтобы открыть его. Я был слишком ленив, чтобы встать с дивана. Но снова постучали.....

Подробнее...

Как это было у меня впервые

Все, кто говорят, что потеря девственности не больно – врут. Больно. Очень. Почти невыносимо. Но со временем это забывается, стирается. В памяти остается лишь новизна ощущений. Удивительное, глубинное познание себя перекрывает абсолютно все негативные моменты этого таинства. Ведь такое может произойти только однажды. И только с одним человеком. С тем, которому доверяешь и которого считаешь единственно достойным для этого действа. Ты даришь ему всю себя, преподносишь самое сокровенное, наиценнейшее, личное...

…Она взяла меня решительно. Несмотря на собственный страх перед неизвестным и боязнь сделать мне больно. Она проникла внутрь меня, в мое естество.

Подробнее...

Глаз кота

Я рос в одиночестве и, с тех пор, как себя помню, был сексуально озабочен. Мне было около шестнадцати, когда я повстречал на пляже X... Симону, мою сверстницу. Отношениям нашим благоприятствовало то, что семьи находились в дальнем родстве. Через три дня после знакомства мы с Симоной оказались на вилле одни. На ней был черный халат, с накрахмаленым воротничком. Я начинал догадываться, что и Симона разделяет мою тоску настолько остро, что была явно голой под своей одежонкой.
Ее черные чулки поднимались выше колен. Мой взгляд ешё не доползал до ее жопы (это словечко мы употребляли вместе с Симоной, оно казалось, мне прелестнейшим из всех, имеющих отношение к сексу). Я лишь воображал, что, приподняв халат увижу, В коридоре стояла тарелочка с молоком, — коту.
— Тарелки для того, чтобы в них садиться, — сказала Симона. — Спорим? Я сяду в тарелку.
— Спорим, не посмеешь, — ответил я, задыхаясь.
Было жарко. Симона поставила тарелочку на маленькую скамейку; не спуская с меня глаз, села, погрузила зад в молоко. Несколько мгновений я оставался в неподвижности, лишь дрожал, кровь прилила к голове; а она смотрела, как член выпирает из штанов. Я улегся у ее ног. Она не шевелилась; в первый раз я видел ее розово—черную плоть, купающуюся в белом молоке. Довольно долго ни я, ни она не двигались, оба были красными. Внезапно она встала: молоко стекало по ляжкам на чулки. Она вытерлась платком, стоя над моей головой, одна нога — на скамеечке. Я дрочил себя, извиваясь на полу. Мы спустили одновременно, даже не прикоснувшись друг к другу. Все же, когда вернулась ее мать, я, усевшись в низкое кресло, воспользовался моментом: пока девушка нежилась в материнских объятиях, я, невидимый, поднимал халат и тискал горячие ляжки. Домой я бежал в жажде подрочить себя еще.

Подробнее...

Нежное воспоминание

Вяло текущее время не смогло смыть в моей памяти черты того прелестного сокровища, которое с наивным бесстыдством обнажила четырнадцатилетняя Анабелла.
Тридцать лет назад, на пустынном пляже моя маленькая подруга спустила с плеч лямочки, собрала купальник на бедрах и стянула его вниз. Потом она осторожно села на песок, искоса взглянула на меня и щироко раздвинула ноги.
Обмирая сердцем, я увидел, как раскрылись глянцево - загорелые ляжки и по обеим сторонам от бледной промежности обозначились милые впадинки. Нежное тело в паху Анабеллы топко разрезала ниточка щели, одним концом скрываясь в крепеньких ягодицах, а другим выползая па припухший лобок.

Подробнее...

Секс по плану

«Секс по плану?»,спросите вы. А почему бы и нет! Давно доказано, что человек гораздо чаще выполняет то, что запланировал заранее. Составьте свое секс-расписание на неделю, и вы увидите, что проблемы с отсутствием у нее(или у вас) сексуального желания навсегда канут в прошлое. Ведь планирование и обдумывание секса на будущее — само по себе являются частью любви.

Подробнее...

Искусство любви в Древнем Риме

От менталитета римлян, наследников тех, кто похитил сабинянок, мудрено ждать большей деликатности. Римская история охотнее повествует об изнасилованиях, чем о соблазнениях. Брак — дело, которое улаживается посредством переговоров между мужчинами. Согласие отца избавляет от надобности понравиться его дочери.
Тем не менее изнасилованию зачастую предшествует знакомство, не в добрый час сближающее двоих. К жене Коллатина, добродетельной Лукреции, плененный ее совершенствами воспылал страстью сын правителя Тарквиния. Молодой человек не видит иного способа овладеть ею, как только с обнаженным мечом ворваться в ее покои, что, само собой, не предвещает с его стороны благих намерений. Но он все же берет на себя труд заговорить с нею, «подступает к женскому сердцу со всех его сторон» и переходит к угрозам лишь после того, как не помогли страстные мольбы. Видя, что Лукреция скорее позволит себя убить, чем отдастся ему, он, как к последнему средству, прибегает к шантажу: грозит, если она откажется, не только заколоть ее кинжалом, но и положить с нею рядом раздетый труп раба с перерезанным горлом. Всякий поверит, что ее застали на месте преступления с любовником! Финал известен: Лукреция сама кончает с собой, взяв со своего мужа и отца клятву отомстить за нее.
А вот другая знаменитая история об изнасиловании, которое становится следствием неуклюжей попытки обольщения. В году 303-м от основания Рима (то есть в 445-м до н.э.) децемвир Аппий Клавдий, влюбленный в дочь центуриона Виргиния, не сумел смягчить ее ни дарами, ни посулами, а это были у римлян два наиболее ходовых традиционных средства к сближению. Тогда он прибегает к хитрости: поручает одному из своих должников объявить ее рабыней, засвидетельствовать, что она рождена в рабском состоянии и похищена Виргинием. Поскольку рассудить эту тяжбу предстояло самому Аппию, как децемвиру, он своей цели добился. Но центурион, пребывавший тогда в военном походе, спешно возвратился в Рим и убил свою дочь, чтобы избавить ее от позора. Тогда народ пришел в волнение, и Аппий был предан смерти.

Подробнее...

Похожее